Сергей Вихарев от первого лица

Я из очень простой семьи, в хореографическом училище очутился чудом

Сергей Вихарев

(1962-2017)

Сергей Вихарев родился в Ленинграде, в 10 лет поступил в Ленинградское хореографическое училище имени Вагановой. О своей профессиональной «родословной» он, шутя, говорил, что находится в трех рукопожатиях от Петипа: «Мой первый педагог Анна Петровна Бажаева — невестка Ширяева, ассистента Петипа. Потом была мать хореографа Николая Боярчикова — Марина Владимировна. А выпускал меня Владлен Семенов, ученик [Александра] Пушкина и [Владимира] Пономарева, премьер Кировского театра, муж и партнер Ирины Александровны Колпаковой».

В Кировский театр он попал в трудное время: к началу 1980-х основу репертуара составляли стерильные советские редакции классических балетов. Но все же театр понемногу начинал меняться: на кировскую сцену стала проникать актуальная западная хореография, хотя и в очень небольших дозах. Вихарев, работавший в труппе с 1980 года, нашел себя именно в классическом репертуаре: «убежденный классик», купавшийся в хитросплетениях самых изощренных комбинаций, нашел свою нишу <…> в балетах Бурнонвиля и Баланчина, в романтической «Жизели» и стилизованной «Шопениане», в тогда еще стерильной «Спящей» и мирискусническом фокинском «Карнавале» (Татьяна Кузнецова, КоммерсантЪ).

Описывая манеру исполнения Вихарева, очевидцы неизменно употребляли слово «стиль» — и это было исключительным явлением в эпоху, когда само понятие стиля было размыто и почти утрачено. Предельно четкая артикуляция па, корректность и сдержанность в подаче движений, ощущение хореографического текста не как механического набора па, но связного танца. Вихарев был чужд малейшей небрежности и сторонился вульгарных проявлений «актерского мастерства» и «души», но умел придать исполнению большой артистический блеск.

Карьеру постановщика Вихарев начал в 1995-м — небольшим балетом «Леда и лебедь» в петербургском Эрмитажном театре. Через год Новосибирская опера пригласила его перенести «Спящую красавицу» в версии Мариинского театра. Еще годом позже ему доверили поставить балетные сцены в «Джоконде» Понкьелли в генуэзском театре Карло Феличе.

В прямом смысле слова Вихарев не был хореографом, то есть не сочинял авторскую хореографию, не изобретал новых комбинаций и дуэтных поддержек, не пользовался элементами иных танцевальных систем — только азбукой классического танца. Он был не творцом, но хранителем ремесла, знатоком школы. В этом смысле Вихарев принадлежал той же профессии, что и Петипа — и вернее будет называть его балетмейстером.

Неслучайно именно Вихарева вместе с балетным критиком Павлом Гершензоном руководство Мариинского балета в 1997 году командировало в Гарвард: Вихареву предстояло первым из российских балетмейстеров изучить хранящиеся там дореволюционные записи балетов Петипа. Так начался многолетний проект реконструкций балетов Петипа — одно из самых грандиозных событий в новейшей истории российского балета.

Первенцем этого проекта — и дебютом Вихарева в амплуа реконструктора — стала «Спящая красавица» в Мариинском театре. Премьера прошла 30 апреля 1999, и не будет преувеличением сказать, что в этот день для отечественного балетного театра по-настоящему закончилась советская эпоха. Мнения насчет метода Вихарева разошлись, и саму идею о необходимости приближать балеты Петипа к стандартам XIX века разделили далеко не все, — но не осталось сомнений в балетмейстерском таланте Вихарева и масштабе происшедшего: возвращение «Спящей красавицы» в старом новом облике сравнивали тогда с возвращением Санкт-Петербургу его исторического имени в 1991-м.

Ни в «Спящей», ни в последующих работах — «Коппелии» в Новосибирске (2002), «Баядерке» (2002) и «Пробуждении Флоры» в Мариинском (2007), триумфальной «Раймонде» в Ла Скала (2011) — Вихарев не стремился дотошно воспроизводить пластику и манеры танцовщиц XIX века. Очарование и благородство старины его постановкам придавали не позировки, скопированные с фотографий вековой давности — такое копирование Вихарев неодобрительно называл «манеркой». Он прекрасно понимал, что психофизика артистов за сто лет кардинально изменилась. Неизменными остались правила школы — и Вихарев всегда строго придерживался их.

В 2015 году реконструкторский проект вышел на новый виток: «Тщетная предосторожность» Петипа записана в нотациях не полностью, что потребовало от Вихарева совершенно иного подхода и авторского включения — и именно это он осуществил в своей работе с Екатеринбургским балетом. Высочайшее мастерство балетмейстера проявилось именно в том, что между старыми и новыми фрагментами швов заметить почти невозможно. К тому же, это редкого изящества и блеска образец балетной комедии.

Следующей работой Вихарева должна была стать «Пахита»: снова Екатеринбург, снова реконструкция хореографии Петипа, вновь записи частично утрачены, — но режиссерские задачи еще более сложные. Вихарев успел поставить ключевые ансамбли: смерть прервала работу в самом разгаре. «Проблема не в том, что рухнули конкретные планы: профессиональная культура, вкус и опыт Вихарева были безоговорочны даже для тех, кто не принимал его взглядов. Петипа лишился своего уполномоченного в современности» (Анна Галайда, Ведомости). Сейчас постановку продолжает Вячеслав Самодуров: премьера состоится 22 февраля 2018.

© 2001-2019
Некоммерческое партнёрство
«Дансе Оупен фестиваль»

Все материалы являются собственностью
НП «Дансе Оупен фестиваль»

Дирекция фестиваля:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
По вопросам приобретения билетов:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
По вопросам аккредитации и сотрудничества:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

(812) 400-03-00