Один из самых востребованных хореографов, чей изобретательный и разносторонний ум столь же прекрасно проявляется в постановках классики XIX века, сколь и в современных абстракциях.

The Guardian

Ратманский вселяет в нас всепоглощающую уверенность в том, что именно так должен звучать балет и так должна выглядеть музыка.

Fjord Review

Он внес свою лепту в классические постановки всех типов: длинные балеты, короткие балеты, сюжетные балеты, бессюжетные балеты, балеты абстрактные и балеты, наводненные взыскующими смысла персонажами, и даже балеты для оперы.

Wall Street Journal

Когда речь идет о коротких, затейливых танцах с ярким освещением и простыми декорациями, то хореограф Алексей Ратманский вне конкуренции. Если ему дать немного сценического пространства и совсем немного времени, то он превращается в талантливого ювелира, украшающего воздух красивыми и точными узорами.

Mercury News

В его балетах есть особая магия: в них танцовщики — это не только впечатляющие своим мастерством атлеты, но и наделенные чувствами личности, даже если они становятся элементами масштабных хореографических декораций.

Wall Street Journal


Алексей Ратманский от первого лица

Классический балет всегда считался воплощением красоты. Однако сегодня язык, который шлифовался веками, утрачивает смысл. Чтобы танец не терял контакт со временем, нужно создавать новые формы.

Даже когда я танцевал, то смотрел на себя глазами хореографа. Это просто разносторонний подход к искусству танца.

Я классический хореограф, это моя база. Но опыт, который я получил работая с Джоном Ноймаером, Морисом Бежаром, Твайлой Тарп, Матсом Эком и Начо Дуато бесценен.

Для меня балет начинается с музыки. Перед началом работы я слушаю ее миллионы раз. Иногда наигрываю на фортепьяно, но предпочитаю просто слушать в наушниках.

Классический танец — это красивая система. Это результат вдохновения и трудов многих поколений. Это красивый язык, который продолжает развиваться со времен Людовика XIV. Мы не знаем, куда он придет, но, на генетическом уровне, он хранит в себе память обо всех этих людях.

Корни танца уходят к простым эмоциям, таким как радость или грусть. Танец может красиво передать невыразимое словами, но лишь базовые чувства. Мне нравятся танцовщики, которые понимают, зачем они танцуют, и в полной мере наслаждаются своим выбором, оставаясь изобретательными и любопытными.

Мне нравятся танцоры, которые понимают, почему им нравится танцевать и в полной мере изобретательно и пытливо наслаждаются своим выбором.

Алексей Ратманский

Каждую его постановку ждут с нетерпением и зрители, и критики. Его спектакли становятся событием года. New York Times называет его «самым многообещающим из родившихся в России хореографов со времен Баланчина». Его постановки идут на всех ведущих сценах мира, и именно с него началась новая страница в истории балета Большого театра.

Уроженец Ленинграда, провел детские годы в Киеве, в 1986 году Ратманский окончил Московское хореографическое училище. Сразу после учёбы был принят в балетную труппу Национального оперного театра Украины, был премьером Королевского балета Виннипега и Королевского балета Дании (где даже получил рыцарский орден из рук королевы Маргареты).

Ещё в училище Ратманский попробовал себя в качестве хореографа, и эта тяга никак не оставляла его, поэтому в 1988 году он поступил в ГИТИС на курс Дмитрия Брянцева.

Ратманский-балетмейстер очень крепок в классике, но любит экспериментировать. У него собственный режиссерский подход: он работает не только с сюжетом, но и с характерами и мотивацией своих героев. Он один из тех, кто с равным успехом выпускает и большие сюжетные спектакли, и небольшие абстрактные миниатюры.

Его первый одноактный балет «Каприччио» на музыку Стравинского был поставлен на сцене Большого театра в 1997 и стал сенсацией, а вышедшие следом «Сны о Японии» уже получили национальную премию «Золотая маска».

Первая полномасштабная постановка Ратманского состоялась в 1998 году в Мариинском театре. Это был «Вечер новых балетов: Поэма экстаза, Средний дуэт, Поцелуй феи». «Средний дуэт» стал визитной карточкой Ратманского-хореографа на последующее десятилетие. Вообще, это характерная черта: он умеет создавать вещи, надолго впечатывающиеся в память зрителей.

Приняв руководство балетной труппой Большого театра (2004), Ратманский в буквальном смысле открыл новую страницу его истории. Сохраняя, с одной стороны, «золотые традиции», он в то же время предложил артистам совершенно иную пластику и иные стилистические направления. Его «Светлый ручей» и «Болт» Шостаковича заставили международную критику взглянуть на легендарную труппу другими глазами.

В 2009 году он был приглашен в США, где отдал предпочтение Американскому театру балета (ABT), штатным хореографом которого является и сегодня. Спектакли Ратманского пользуются неизменной популярностью, каждая премьера выпускается с аншлагом и становится событием мирового сезона.

Несмотря на то, что язык его хореографии современен до модернизма, Ратманский ратует за сохранение традиций. Так в реконструкции «Спящей красавицы», премьеру которой ждали балетоманы по обе стороны океана, балетмейстер поставил целью «очистить» хореографию Петипа от накопившихся за почти столетие наслоений многочисленных трактовок. Этот его эксперимент вполне удался — как, впрочем, и очень многие другие.

В его биографии — сотрудничество с такими легендами современного балета разных поколений, как Михаил Барышников, Нина Ананиашвили, Диана Вишнёва, Полина Семионова и многими другими.

© 2001-2019
Некоммерческое партнёрство
«Дансе Оупен фестиваль»

Все материалы являются собственностью
НП «Дансе Оупен фестиваль»

Подписаться на рассылку

Дирекция фестиваля:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
По вопросам приобретения билетов:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
По вопросам аккредитации и сотрудничества:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
(812) 400-03-00