DANCE OPENАлександринский театр

Рассылка новостей фестиваля DANCE OPEN

«Это спектакль для всех»

Фрагмент из интервью с Алексеем Мирошниченко, художественным руководителем Пермского балета

Когда наш театр начал вести переговоры о постановке «Ромео и Джульетты» с Фондом Кеннета Макмиллана, наследница авторских прав хореографа леди Дебора Макмиллан предложила поработать с итальянской командой художников. Ей очень понравилось, как они справились с постановкой этого балета в Teatro alla Scala в 2010 году. Художники не стали повторять свой предыдущий опыт, а создали для нас уникальную сценографию и коллекцию костюмов.

Какие роскошные костюмы! Всё выполнено очень тщательно, вручную и в соответствии с историко-культурными канонами эпохи Возрождения. Но материалы, разумеется, современные: легкие синтетические и натуральные ткани — бархат, шелк, тафта, сукно, кожа и прочее. Несмотря на то что костюмы выглядят объемными и тяжелыми, танцевать в них удобно. Мы пригласили прекрасного технолога из Санкт-Петербурга Татьяну Ногинову, которая сделала костюмы танцевабельными. В целом было пошито более 200 костюмов. Когда я вижу артистов на сцене, у меня складывается ощущение, что я хожу по залам итальянского искусства в Эрмитаже.

Большинство людей ходят в театр не для минутного удовольствия, а чтобы испытать просветление, прозрение, переоценку, внутренний рост — это всё понятия духовной природы. И мы действительно ведем духовно-культурно-просветительскую работу. Сама трагедия Шекспира — об этом. Любой спектакль, любая экранизация этого шедевра действует безотказно. Меня, например, одинаково трогает исторический фильм Дзефирелли и гангстерская киноверсия с Леонардо Ди Каприо. Мне 38 лет, но всякий раз, когда я смотрю эту историю, у меня не укладывается в голове, как же так: одна минута — и всё могло быть хорошо. Но Ромео умирает раньше, чем Джульетта просыпается…

Этот балет очень живой, витальный. В нем практически нет пантомимы — всё оттанцовано, причем танцы сложные. Одна сцена с музыкантами на площади чего стоит! Вообще, это преимущественно мужской спектакль (какие яркие, искрометные партии — Ромео, Меркуцио, Бенволио, Тибальд, Парис) с одной балеринской партией — Джульеттой. Но посмотрите, как раскрываются артисты, играющие персонажей второго плана: например, родителей Джульетты. Это драматические атланты, которые весь спектакль несут на своих плечах! С какой стороны ни посмотреть, это спектакль для всех. Для солистов, для корифеев, для виртуозных танцовщиков и для артистов с глубоким актерским даром.

Спектакль Макмиллана — это психологический танцевальный театр. В его основе и драматическая система Станиславского, и петербургские традиции академического балета. Мы с англичанами даже немного родственники. Основательница Королевского балета Нинетт де Валуа участвовала в дягилевской антрепризе, а педагогами были русские танцовщики — выпускники петербургской школы. Так что у Макмиллана хореография абсолютно академичная. Я бы даже сказал, этому спектаклю можно присвоить звание «академический».

Ставя «Ромео и Джульетту», мы интегрируемся в мировое балетное пространство. Сегодня в мире «Ромео и Джульетта» Макмиллана, общепризнанная классика ХХ века, идет только в Королевском театре Ковент-Гарден в Лондоне, в Teatro alla Scala в Милане и в Пермском театре оперы и балета.

    

По материалам, предоставленным Пермским театром оперы и балета