DANCE OPENАлександринский театр

Рассылка новостей фестиваля DANCE OPEN

DUTCH NATIONAL BALLET (АМСТЕРДАМ, НИДЕРЛАНДЫ)

Back to bach

(возвращение к баху)

в рамках XIV международного фестиваля балета DANCE OPEN
21 апреля 2015 года, 19:00. Александринский театр

 

«Труппа из Амстердама доказывает, что Бах и балет прекрасно подходят друг другу»

Bachtrack classic guide

Труппа Dutch National Ballet недаром входит в топ-лист мировых хореографических рейтингов. В этом могли воочию убедиться зрители прошлого сезона DANCE OPEN на авторском вечере миниатюр Ханса ван Манена. Критики отмечали «отточенную графику линий, словно проникающую в самую суть музыки», «синий лед немыслимой красоты», «сложение из танцовщиков слова “вечность”»...

И вот, Dutch National снова побывал в России и даже открыл программу DANCE OPEN. Хореографический коллаж Back to Bach – это эксклюзивная гастрольная версия недавней премьеры труппы, перекроенная специально для визита в Петербург. Если в оригинале она представляет собой четыре постановки, по-разному варьирующие музыкальные темы Баха, то в новой версии на сцене Александринки были показаны пять миниатюр, ассоциативно «вытекающих» из Баха и по-своему осмысляющих его музыкальную философию. 

Пять зарисовок, созданных очень разными современными хореографами на музыку очень разных композиторов – это размышление о возвращении к истокам. О том, как высокое искусство помогает найти общий знаменатель человечности и доброты. В этом и заключается, пожалуй, необъяснимая магия удивительной голландской труппы – повествуя об отличиях и противоречиях, они парадоксальным образом умеют порождать в душе зрителя гармонию.

 

    

FANTASIA / ФАНТАЗИЯ

Хореография: Ханс ван Манен     Музыка: Иоганн Себастьян Бах

Не премьера, но воссоздание шедевра – этой постановкой Ханс ван Манен пополнил число своих миниатюр в репертуаре Dutch National. Стиль «Фантазии» типичен для хореографа: оптимальная выразительность в купе с идеальной структурностью, ясностью и простотой. К Баху хореограф обращается не впервые, что и не удивительно: как заметил один из танцовщиков труппы, «Ханс не использует Баха, он его чувствует».

 

DUET / ДУЭТ

Хореография: Кристофер Уилдон     Музыка: Морис Равель

Задумчивый «Концерт для фортепиано соль мажор» Мориса Равеля в интерпретации одного из самых востребованных хореографов последних десятилетий.

 

Replay / Повтор

Хореография: Тед Брандсен     Музыка: Филип Гласс

«Это мистическая музыка. Для меня в ней главное - тема поиска пути: вновь и вновь пытаться преодолеть неизбежное, будучи все равно обреченным на расставание и конец... Но я бы хотел, чтобы каждый интерпретировал ее по-своему» Тед Брандсен

 

Minos Duet / дуэт из балета «Минос»

Хореография: Хуанхо Аркес     Музыка: Рюичи Сакамото и Альво Ното

Балет изначально вдохновлен геометрическими узорами лабиринтов и древнегреческим мифом о Минотавре. Эти ориентиры способствовали раскрытию языка движения, созданного на основе гибрида форм классического балета. Развитие этого языка определилось правилами, находящиеся внутри самого спектакля.

 

ÄFFI / ОФФИ

Хореография: Марко Гёке     Музыка: Джонни Кэш

Три композиции Джонни Кэша вдохновили Марко Гёке на создание мощного и трогательного соло «Affi» специально для Марийна Радемакера. Это случилось в 2005 году, и с тех пор «Affi» не только попал в репертуар Штутгартского и Роттердамского балетов, но и многократно исполнялся на различных престижных фестивалях.

 

IN LIGHT AND SHADOW / СВЕТ И ТЕНЬ

Хореография: Кшиштоф Пастор     Музыка: Иоганн Себастьян Бах

Этот получасовой балет Кшиштофа Пастора, с одной стороны, вдохновлен барочными танцами и живописью Вермеера, Рембрандта и Латура, а с другой – выстроен на противоречиях. Здесь противопоставлены не только свет и тень, но и сверхсовременные линии декораций и изобильно богатая музыка Баха. Контрастен и сам танец: открываясь головокружительно хрупким дуэтом под арию из Гольдберг-вариаций, хореографическое действо буквально распахивается в многокрасочное и многофигурное полотно под аккомпанемент Третьей Оркестровой сюиты. Сам Пастор задумывал «картину столь же подробную, сколько фрески Сикстинской капеллы Микеланджело, где чрезмерная сияющая роскошь соседствует с приглушенной камерностью и интимностью».