Мариус Петипа

(1818-1910)

К 200-летию со дня рождения

Имя Мариуса Петипа стоит на афишах «Лебединого озера», «Спящей красавицы», «Баядерки», «Жизели», «Дон Кихота», «Щелкунчика» — самых популярных балетов. Легко найти и его портрет — мягко улыбающегося старика с аккуратно расчесанной седой бородкой. Хореографу посвящены сборники научных статей, его образ запечатлен в художественном фильме «Третья молодость» и телесериале «Анна Павлова». Тем не менее, вступая в Год Петипа, отмечающий 200-летие со дня его рождения, мы с уверенностью знаем только то, что почти ничего о нем не знаем.

Превращением своей биографии в легенду Петипа занимался сам. Родившись в потомственной театральной семье, он обладал врожденным нюхом на успех и вкусом к авантюре, без которых сложно было сделать артистическую карьеру. Ради получения контрактов Мариус менял дату рождения, выдавал себя за брата. Неукротимый темперамент толкал его на романтические приключения, из-за чего ему пришлось спасаться бегством из Испании. Он бился, как лев, за каждую копейку, которую можно было выудить из антрепренеров или министерства российского двора. Петипа не брезговал заимствованиями чужих идей и даже сцен из чужих балетов. Но в 85 лет первый балетмейстер петербургских императорских театров создал из своей бурной, страстной, полной не только взлетов, но также невзгод, разочарований, приключений жизни настоящий апокриф. На протяжении ста лет мемуары Петипа неоднократно переиздавались и служили главным источником для биографов.

Еще сложнее обстоит дело с его творчеством. Сегодня между именем Петипа и мировым классическим балетным наследием практически стоит знак равенства: он считается если не автором, то редактором всех сохранившихся до наших дней популярных балетов XIX века, за исключением датской «Сильфиды» Бурнонвиля.

Действительно, больше сорока лет возглавляя балет петербургских императорских театров, Петипа создал не только около сотни балетов и танцы в десятках опер, но и современную систему классического балета, его принципы и ценности. Безусловно, не он являлся создателем больших классических ансамблей, не он привел на сцену театрализованный национальный танец, не он ввел танец на пуантах и принцип балетной иерархии, не он придумал действенный танец и пантомиму — систему пластической «речи», которой пользовались персонажи между танцами. Возможно, Петипа не был, как считается, даже самым изобретательным сочинителем танцевальных комбинаций — его упрекали в заимствованиях у Жюля Перро и Артюра Сен-Леона, он не скрывал, что ходил на уроки к Христиану Иогансону, чтобы поживиться оригинальными хореографическими фразами.

Но Петипа оказался тем человеком, который смог проделать титаническую работу: обобщить и синтезировать весь опыт, накопленный балетным искусством за два века профессионального существования.

Между тем, клянясь заветами хореографа, его наследники сто лет кроили и резали золотую парчу спектаклей Петипа по вкусам своих времен, неизменно ссылаясь на его дух и стиль. Хранящиеся в библиотеке Гарвардского университета записи спектаклей Петипа, до начала XXI века пролежавшие почти без внимания практиков и теоретиков, свидетельствуют о том, что даже эталонные петербургские редакции изменены порой до неузнаваемости. В наши дни Мариус Петипа внезапно предстает балетным Гомером — титаном, чьи жизнь и творчество легендарны, а имя уже второй век являет собирательный псевдоним коллективного балетного сознательного и бессознательного.

Анна Галайда (специально для danceopen.com)

 

   Мариус Петипа
От первого лица
   Мариус Петипа
глазами современников
   Мариус Петипа
глазами потомков