Хореографический язык Мирошниченко разнообразен и легок, в нем нет натуги и искусственности. C большим юмором, без назидания, он говорит об очень важных вещах.

PRO Танец

Наследник петербургской балетной школы создает в городе на Каме уникальные балетные постановки, и его премьеры всегда становятся яркими событиями в мире искусства.

Classical Music News

Знаток русской и европейской классики, главный балетмейстер пермяков Алексей Мирошниченко уже не раз демонстрировал дар превращать разрозненные спектакли в балетные калейдоскопы.

Российская газета

Dance Open 2019:
«Щелкунчик» в исполнении Пермского балета

Dance Open 2017:
«Золушка» в исполнении Пермского балета


Алексей Мирошниченко
от первого лица

Современный танец ни в коем случае не «второй сорт» и не «халтура». Просто это более демократическое направление.

Человек есть то, что он ест, — сказал в свое время Гиппократ. А балетная труппа — это то, что она танцует. Хореографические тексты, через которые она проходит, определяют ее состояние. Рацион должен быть разнообразным, это и есть залог успеха.

Время беспощадно даже для классических балетов — требуется делать либо капитальные возобновления, либо авторские редакции.

Танцовщик может сделать пять, десять, пятнадцать пируэтов. Но это всего лишь трюк. Зритель всё равно будет вспоминать не трюки, а смысл танца.

Надо рано вставать, много работать каждый день, вот вам и вся магия.

Больше всего в этой жизни мне интересны живые люди.

И театр, и искусство в целом не просто помогает, оно призвано нести людям истины о любви, о доверии. Я бы сформулировал так: искусство нужно нам для того, чтобы в нашем физическом, плотском состоянии лучше понимать «невидимые» вещи. В каждом из нас — целая жизнь, космос, в котором лишь одной мыслью можно перенестись в другие миры, в прошлое, в мечты о будущем… Именно искусство помогает нам ощущать эти чувственные вещи, оно является неким проводником между духом и телом.

Алексей Мирошниченко

Главный балетмейстер Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского.

Один из ведущих российских хореографов, чей стиль всегда отличали смелый подход и узнаваемый почерк. «Балет может выразить то, что нельзя передать словами», — не перестает он повторять, продолжая искать новые формы и способы выражения тончайших эмоций. Раскрыть в пластических озарениях то, что ускользает от любых вербальных ловушек, — в этом ему нет равных.

По окончании Академии Русского балета им. А. Я. Вагановой в Петербурге Мирошниченко сразу был принят в труппу Мариинского театра, а в возрасте 23 лет дебютировал как хореограф, поставив балет «Свадебка» Стравинского. Убедившись, что это его призвание, в 2002 году он окончил хореографическое отделение Академии, после чего несколько лет преподавал на кафедре.

Мирошниченко всегда стремится искать новое: либо новую музыку для балетных экспериментов, либо новые смыслы в канонических произведениях. Так, в 2007 году он поставил сразу два балета по произведениям современников: «Ринг» на музыку российской альтернативной хип-хоп группы 2Н Company и «Как старый шарманщик...» на музыку Леонида Десятникова. В 2015-м преобразовал забытую сюиту Шостаковича «Условно убитый», напомнив, что один из самых серьезных и трагических композиторов XX века был также поклонником джаза. А в 2016-м полностью переосмыслил прокофьевскую «Золушку», перенеся действие балета в Советский Союз 1950-х.

Хореограф сотрудничал с Большим театром России и Новосибирским театром оперы и балета, в New York City Ballet шли его спектакли «В сторону Лебедя» и «Дама с собачкой». Мирошниченко — автор танцев для драматического спектакля Валерия Фокина «Женитьба» (Александринский театр, Санкт-Петербург) и фильма Павла Санаева «Нулевой километр».

Свой «роман» с Пермским театром Алексей не считает случайным: «Наверное, это судьба. С первых лет обучения в Вагановском училище я постоянно слышал слово «Пермь»: наши ветераны вспоминали годы эвакуации, преподаватели регулярно ездили в Пермское училище давать мастер-классы, а в Мариинском театре танцевало множество выпускников тамошней школы разных поколений». Когда пришло время решать, всё творческое и профессиональное окружение Мирошниченко — Махар Вазиев, Леонид Десятников, Полина Осетинская, Павел Гершензон, Алексей Гориболь — было убеждено: кто, как не человек из Мариинского театра, должен прийти в родственный ему Пермский балет. С этой труппой связано много творческих удач и находок хореографа.

Алексей обладает удивительным даром обновлять и обогащать эстетику, превращать 2D-текст в 3D-реальность, придавая плоскостным историям многослойность, объем и глубину. «Время требует от нас чего-то более сложного, с несколькими уровнями восприятия, и хореографически более насыщенного», — говорит он, но все равно признается в любви к русскому классическому балету.

В 2011 году художественным руководителем Пермского театра оперы и балета стал Теодор Курентзис, и вместе с Алексеем Мирошниченко они выдвинули идею «пермского контекста» — концепцию творчества без оглядки на столицы, но не в смысле автоматического отвержения всего, что там делается, а в смысле свободы собственного взгляда и вклада в развитие российского музыкального театра. За годы творческого тандема Пермский балет не только вырос в мастерстве, но и добился мирового признания. Теперь это национальный танцевальный бренд, ради которого в Россию приезжают балетоманы со всего мира.

В 2018 году Алексей Мирошниченко стал лауреатом Национальной театральной премии «Золотая Маска» в номинации «Лучшая работа балетмейстера-хореографа» и удостоен звания «Заслуженный артист Российской Федерации».