DANCE OPENАлександринский театр

Рассылка новостей фестиваля DANCE OPEN

Танцевальная компания Батшева (Тель-Авив), Молодежная труппа

ВИРУС НААРИНА (NAHARIN'S VIRUS)

Хореография Охада Наарина

Автор музыки и музыкальный консультант: Карни Постел

Премьера в России

15 апреля 2017 года

 

Каллиграфический рисунок тел просто ошеломляет.

The New York Times

Восхитительный Вирус. Мощный, как око тайфуна.

Jerusalem Post

Сдайся без боя, забудь себя, этот спектакль — глоток истинной свободы.

Culturebox Franceinfo

Вдохновленные изощренным хореографическим языком Наарина, полным мучительных угловатостей, выпадов, сползаний и съезжаний в совершенно немыслимые с физиологчиеской точки зрения позиции, танцовщики оказались сметены эпидемией творчества — и порожденный ими «вирус» стал сенсацией.

Backstage USA

 

«Вирус Наарина» — из тех постановок, которые опережают свое время. Даже через полтора десятилетия после премьеры он выглядит ошеломляюще новаторским и «иным».

Культуролог и эссеист-эзотерик Анна Делла Субин так характеризует свою встречу с хореографией Охада Наарина: «Я ощутила, что этот ритуалистический, мятежный танец — именно тот способ движения, который выбрало бы мое собственное тело, освободи я его от гравитации и приличий».

Собственно, так и поступил Наарин: он не столько «ставил спектакль», сколько освобождал танцовщиков и отправлял их в свободное плавание по морю пластического креатива. Энергия, которой всегда буквально лучится танец «Батшевы», здесь сопряжена с глубинной значимостью языка жестов — заново изобретенного, но абсолютно полноценного и внятного. При отсутствии повествовательности, происходящее на сцене проникает в самую душу всех сидящих в зале. А может быть, и не в душу — а в само-осознание, в само-ощущение зрителя.

Основа спектакля и точка его вдохновения — текст Петера Хандке, одного из ключевых писателей второй половины ХХ века, «великого смутьяна» европейской «новой волны». Пьеса «Оскорбление публики» была написана еще в 1960-х и стала едва ли не программным произведением неоавангардизма: отсутствие сюжета, действия и даже персонажей, позволяющее очистить «данный момент времени в данной точке пространства» от любых смысловых примесей, диктуемых словами.

 

Программка

Текст — Петер Хандке (за исключением историй танцовщиков)

Художник по свету — Ави Йона Буэно (Бамби)

Музыкальное оформление — Френки Ливаарт

Запись — Френки Ливаарт, Хаим Лароз

Художник по костюмам — Ракефет Леви

Сценограф — Зохар Шоеф

Текст читает — Генри Дэвид

Танцовщики Батшевы принимали участие в творческом процессе постановки спектакля.

Исполняют:

Чен Агрон, Итэй Аксельрод, Йотам Барух, Идо Жидрон, Маи Голан, Бен Грин, Чиаки Хорита, Ксанте ван Опсталь, Ленни Ассин, Шир Леви, Опаль Маркус, Охад Мазор, Робин Ниманонг, Хани Сиркис, Эвьятар Омези, Томер Пистинер, Игор Пташенчук, Корина Фрейман

 

Мировая премьера: 14 марта 2001, Центр Сюзанн Деляль, Тель-Авив

Продолжительность: 60 минут без антракта

СМИ о спектакле

Бывают такие работы, которые открывают новые горизонты, и это особенно ценно, когда не просто эксплуатируется наследие прошлого или даже развивает традиции. А просто задаются некие иные эстетические параметры. И вот таким было выступление труппы Батшева из Израиля.

Гюляра Садых-Заде для Первого канала Санкт-Петербург

Самым неожиданным экспериментом в новейшей истории танцевального искусства называют постановку израильских артистов из труппы «Батшева». Именно их считают не просто хедлайнерами современного танца, но и разработчиками особой философии телесных практик — импровизации в стиле техники Gaga.

НТВ

Труппа большая, танец синхронен, но смотрится собранием индивидуальностей, а главное — бьет энергией через край. […] (Зрители) устроили бешеную овацию: современное искусство нечасто поражает энергетикой, умом и здоровым позитивизмом одновременно.

Лейла Гучмазова для Российской газеты

Петербуржцы хотя и воспринимают современное искусство с опаской, умеют ценить профессионализм и ответственность. Virus они проводили стоячей овацией. Теперь, вероятно, «Батшева» может рассчитывать на такое же признание, как Нидерландский театр танца.

Анна Галайда для Ведомостей

В «Вирусе Наарина» артисты кидаются в танец как в драку, яростно пишут мелом на ограничивающей площадку стенке, выгибаются так, что невозможно поверить в существование в их телах обычного человеческого скелета, одним взглядом объясняются в любви и в ненависти — и все это в совершенно немыслимом темпе. Жизнь — тут, смерть — рядом, надо все успеть.

Анна Гордеева для Lenta.ru

Сила «Вируса Наарина» именно в том, что ураганный темперамент и страсть к безостановочному движению подчас заключены в сдержанную, подчеркнуто аэмоциональную форму.

Фонтанка.ру

При всей смысловой многослойности «Вирус Наарина» — это антиинтеллектуальный спектакль, призванный отпустить сознание и выпустить бессознательное наружу.

Портал «Музыкальные сезоны»