Мастер-классы Dance Open-2017: Время превращений пришло

 

Впервые за многолетнюю историю проекта один из мастер-классов посвятили характерному танцу, что само по себе является редкостью на подобных фестивалях.

Телеканал Санкт-Петербург

 

…Репетиционный зал. Холод и эхо. Тонкие пальцы, хрупкие руки, спину держать, носок тянуть… До совершенства. Отточить до совершенства…

Бесконечный… бесконечный балетный класс. Или не класс. Поединок. С собой, со своим страхом, с неуклюжей угловатостью своего тела, с робостью духа, со слабостью веры… А вдруг я не справлюсь? Не дотяну? Не превращусь? И вот… шаг, прыжок, отрыв, полет. Пространство растворилось в зеркалах, и в них за плечами порхающей, парящей и кружащейся в танце фигурки лишь на мгновенье отражаются эльфийские крылья, такие прозрачные и легкие, что кажется, и нет их вовсе. Но они, конечно же, есть. Потому что… если без крыльев, то возможно ли так танцевать?

Этот сон — один и тот же — объемный, яркий, явственный, снится в моменты усталости, когда нет сил работать и воли идти вперед. Он вливает новые, свежие силы. Этот сон снится, когда приходит пора превращений — вместе с сомнениями, терзаниями и множеством вопросов к себе и к миру. Когда трудно, потому что надо решать. Когда количество в очередной раз должно перейти в качество, и за поворотом ждет судьба, и надо очень сильно поверить в себя, повзрослеть, дотянуться, стать выше…

Этот сон снился немногим. Ее звали Матильдой, или Анной, или Айседорой… Его звали Вацлавом, или Вахтангом, или Рудольфом… Или, может быть, это имя еще только прозвучит — в Петербурге, этой весной?

А что, если это будет твое имя?

Тогда этот волшебный сон станет и твоим тоже. Между взлетами и посадками, на очередном звездном перекрестке, перед тем, как открыть новую дверь, в самые важные минуты жизни — в минуты выбора и взросления — он каждый раз будет возвращать и укреплять твою веру в себя.

Мечты сбудутся, и ты обязательно станешь собой. Однажды вечером, станцевав сложнейшую партию и утонув в цветах и аплодисментах, ты вдруг вспомнишь Ротонду, апрельские классы и Петербург… И вновь испытаешь эту тревожную радость, чуть слышный шелест эльфийских крыльев, прыжок, полет… Магию и силу свободного движения, победу над гравитацией, миг безграничной власти над телом, поводья судьбы у себя в руках…

Это значит, пора. Твое время превращений снова пришло. Не упусти. Танцуй, танцуй, танцуй…

 

Мастер-классы Dance Open-2017 прошли 20–24 апреля 2017 года. 

 

 

 

Татьяна Ногинова

Художник по костюмам

 

«Наша история — не приглаженная»

Каждая новая постановка — это всякий раз новая история, которую приходится начинать с нуля, с мучительного поиска. Этот проект родился на свет как симбиоз сотрудничества двух творческих лиц — Теодора Курентзиса и Алексея Мирошниченко. Естественно, что при таких «родителях» у «ребенка» не могло быть простой судьбы.

Главное, чем обращает на себя внимание этот спектакль, — это его структура. Очень сложная структура. Фактически мы ставим кино. Снимаем фильм, в котором есть несколько смен действий и возрастная трансформация персонажей. И как следствие — несколько перемен стилей. Причем переходы не только внутри одного тематического пространства — Советского Союза, но и за границей. В 1950-е, с которыми мы имеем дело, разница между нашими бабушками и дедушками и их современниками на Западе и Востоке была очень заметной. Поэтому гастрольное турне балетной труппы в цветовом отношении — это путешествие из мира серых тонов и границ в мир цвета и света и, если хотите, свободы и любви. А поскольку остановок в пути труппа делает несколько, необходимо было подчеркнуть разницу цветов и стилей. Словом, многоплановая задача. И самое главное было — сохранить художественный стержень и не превратить спектакль в окрошку.

И это, конечно, был интересный вызов. Вообще, в работе с Алексеем Мирошниченко наблюдается такая тенденция: с каждым разом задачи, которые он ставит перед художниками, труппой, самим собой, — становятся всё сложнее и сложнее. Почему? Ответ прост: он взрослеет как постановщик.

Чтобы найти нужный художественный нерв этого балета, я, среди прочего, общалась с артистами, рассвет карьеры которых как раз пришелся на пятидесятые. Например, Габриэла Трофимовна Комлева — она в 1957 году как раз окончила Ленинградское хореографическое училище и поступила в Театр им. Кирова — поделилась очень интересными воспоминаниями. На выпускной экзамен ее мама сшила из газа-капрона (представьте комбинации наших бабушек — это приблизительно такая ткань), тунику. На тот момент этот материал был роскошью. Габриэла Трофимовна была просто Золушкой на балу в своем наряде. Вообще же, 1957 год — это уже не такое нищенское время, как раньше. После войны, чтобы сшить дочкам платья, женщины были вынуждены перелицовывать брюки ушедших на фронт и не вернувшихся мужей. В конце пятидесятых наша страна ощутила первый экономический вздох, и всё же равняться с Западом она еще не могла. В Советском Союзе в то время носили предельно практичные вещи, которые были, скажем так, очень гармоничными по цвету. А на Западе как раз начинался расцвет психоделики. Джинсы стали частью обыденной жизни, в одежде — буйство сочных и контрастных цветов. Благодаря Всемирному фестивалю молодежи и студентов западная мода стала потихоньку просачиваться в СССР. Удивление советских людей от иностранных гостей мы тоже показываем. У нас в сцене фестиваля присутствуют представители Индии, стран Африки, Франции и так далее. Пожалуй, это самая броская картина с точки зрения цветовой гаммы — но именно такой эффект и производили гости на скромно одетых советских граждан. И конечно, я не смогла пройти мимо возможности поиграть в карикатуру (в духе 1960-х): в сцене возвращения из-за границы я использовала еще более открытые «кислотные» цвета в нарядах вернувшейся с гастролей труппы.

Один из самых волнующих вопросов: будет ли у нас превращение замарашки в принцессу; получит ли Золушка своего бальное платье? Поскольку Вера Надеждина танцует заглавную партию в спектакле, то — да, у нее будет соответствующий наряд в стиле рококо. Но раз в общем и целом у нас история драматичная, мы смотрим за пределы сказки. Наша история более «зернистая», не приглаженная, документальная. Конечно, в соответствии с архетипическим сюжетом у Золушки-Веры будет платье, но будет оно совсем особенным.

 

 

Александринский театр

Выступление на сцене Александринского театра всегда было большой честью для любого артиста.

История «Александринки» началась c указа императрицы Елизаветы Петровны об учреждении первой русской профессиональной драматической труппы, подписанного 30 августа 1756 года. Именно эта дата считается днем основания русского театра, а его «родовое гнездо» отпраздновало в этом сезоне 260-летний юбилей.

Современное возрождение связано с именем художественного руководителя, народного артиста России, лауреата государственных премий России режиссера Валерия Фокина. В августе 2014 Александринский театр получил официальный статус Национального достояния. Вот почему Александринский театр — флагман современной театральной культуры и живой исторический символ российского театрального искусства — особенно тщательно подходит к выбору партнеров.

С фестивалем Dance Open Александринский театр сотрудничает уже шестой год подряд. Сегодня это партнерство смело можно называть традицией, подтверждающей высокий художественный статус обеих сторон. По признанию театра, с фестивалем его роднит близкий подход к организации собственного художественного процесса, в котором, наряду с живой классикой мировой сцены, есть место смелым, экспериментальным молодежным проектам и образовательным программам.

Впервые Dance Open шагнул на Александринскую сцену в 2011 году с концертами, посвященными классической русской хореографической школе. В последующих сезонах фестиваль представлял здесь, наряду с классикой, образцы хореографического авангарда, работы, определяющие новые тренды балетного искусства. В 2014 году Александринский стал настоящим «домом» для Dance Open — все афишные события программы прошли на этой прославленной сцене. В 2015 году здесь состоялись наиболее важные события фестиваля, включая финальный гала. В юбилейном XV сезоне фестиваля его верные зрители собрались на площади Островского, чтобы на протяжении всех пяти вечеров наслаждаться балетом экстра-класса.

Так и в 2017 году все концерты и спектакли фестиваля вновь проходили на одной сцене: Александринский согласился стать «домом» Dance Open. Для нас это не только честь, но и удовольствие сотрудничества с высокопрофессиональной командой.

 

 

ЕКАТЕРИНБУРГСКИЙ БАЛЕТ

Снежная королева

13 апреля 2017 года, начало в 19:00

Александринский театр

Альона Пикалова

Художник-постановщик

 

«В этот спектакль вложено много личных впечатлений»

Это довольно необычный спектакль. В нем много картин, и почти каждая требует смены декораций. Меняется не только пространство, но и ракурс — прием, свойственный скорее кинематографу, чем театру. На самом деле тому есть логическое объяснение: соответствующий ритм задает музыка. Весь балет у Прокофьева нарезан небольшими фрагментами — 50 номеров. Сделав в нашем спектакле 23 смысловых эпизода, мы даже укрупнили композицию.

Я впервые делаю спектакль, в котором происходит такое количество столкновений разных эстетических пластов. Например, существует документальный театр — и у нас часть декораций выполнена в технике почти фактического переноса реальности на сцену. Есть театр условный, символический — и с ним мы тоже работаем в отдельных эпизодах. Кроме того, мы используем прием смешения двух и более художественных систем. Это вставка, которая относится собственно к сюжету постановки «Золушки», где используется эстетика театральной декорации середины ХХ века — стиля, характерного для больших балетных театров того времени.

Говоря «Главный театр страны», мы подразумеваем, конечно же, Большой театр России. Мы специально цитируем один балетный репетиционный зал Большого, а также знаменитый антрактный «золотой» занавес. Мы позволяем себе некоторые аллюзии, хотя прекрасно понимаем, что в действительности первая постановка «Золушки» была в другое время, с другими людьми и при других обстоятельствах. То есть надо понимать, что мы приводим цитаты с поправкой на то, что это художественная условность, и мы не претендуем на документальность.

Точнее сказать, мы не претендуем на внешнюю документальность, потому что по внутреннему наполнению постановка получилась правдивой. Это очень неформальный спектакль. Прочтение Алексея Мирошниченко получилось таким личностным, что оно, мне кажется, заслуживает особого внимания.

Впрочем, и моя личная жизнь здесь тоже оказалась вплетена. Действие этой истории перенесено внутрь театрального процесса: театральных интерьеров, пересечений художественной действительности и документальной реальности, внутренних больших и малых сюжетов, которыми живут артисты и все те, кто работает за сценой. Как человек театра, и конкретно Большого театра (в частности, я участвовала в работе над новым «золотым» занавесом), я просто не могу не иметь к этому собственного отношения. Мне кажется, очень важно, чтобы и зрители это почувствовали: это совершенно непарадный спектакль, в который, так уж вышло, вложено очень много личных впечатлений.

 

 

info@danceopen.com